октябрь 20, 2021
Джордж Клуни - С таким парнем не пропадешь! И не соскучишься…
Он из тех, о ком принято говорить «человек без возраста». Доктор в сериале «Скорая помощь», беглый уголовник в картине «От заката до рассвета», подполковник разведки в «Миротворце», грабитель банков в мелодраме «Вне поля зрения», астронавт в «Гравитации» и другие персонажи, сыгранные им в таких культовых фильмах, как «Тонкая красная линия», «О, где же ты, брат?», «Одиннадцать друзей Оушена», «Мне бы в небо», «Американец», кажутся не по возрасту умудренными жизненным опытом. Да и сам Клуни со своим узнаваемым прищуром производит впечатление человека, рядом с которым не пропадешь, а все проблемы, как по мановению волшебной палочки, окажутся решаемыми – неважно, идет речь о спасении города от орды преступников или о замене не вовремя замигавшей электрической лампочки.

Pедакция aquarelle

Поделись новостью с друзьями

AQ-инфо
- Джордж Тимоти Клуни родился 6 мая 1961 года в Мэйсвилле, штат Кентукки. Его отец – журналист и телеведущий, мать – обладательница титула «Королева красоты». По материнской линии Джордж – дальний родственник Авраама Линкольна. 
- В школе Клуни около года страдал частичным параличом. У него была неподвижной половина лица, и не открывался левый глаз. Одноклассники дразнили его «Франкенштейном». Этот период он называет самым неприятным в жизни.
- Джордж, желая стать юристом, учился в двух университетах, ни одного так и не окончив.
- В 2012 году Клуни в числе участников акции протеста был арестован у посольства Судана, куда явился, чтобы привлечь внимание к бедственному положению детей в этой стране. Арест не расстроил актера, напротив, он помог поднять шумиху, которой и добивался Клуни.
- В 1988 году Джордж, встречавшийся тогда с Келли Престон, подарил ей живого поросенка. Год спустя пара рассталась, и Келли оставила выросшего 126-килограммового хряка у Клуни. Питомец прожил в доме актера 18 лет фактически на правах собаки: у него была своя конура, но порой хозяину приходилось гонять его из кровати, куда тот забирался.
- Клуни был женат на актрисе Талии Болсам. В его донжуанском списке – модели Лиза Сноудон и Элизабетта Каналис, актрисы Рене Зеллвегер и Криста Аллен, спортсменка Стэйси Киблер и др. В 2014 году женился на Амаль Аламуддин, британской правозащитнице ливанского происхождения, работавшей в Международном суде ООН. В 2017 году у них родились близнецы Элла и Александр.

 

Два «Оскара», четыре «Золотых глобуса», «Эмми», «Сатурн», многочисленные награды Венецианского кинофестиваля – всех актерских «трофеев» Клуни и не перечислить. На его счету восемь режиссерских работ, включая такие картины, как «Мартовские иды», «Субурбикон» и вышедшее в конце прошлого года «Полночное небо», удостоившееся высокой оценки критиков. А скоро Джордж Клуни порадует нас экранизацией романа Джона Морингера «Нежный бар» с Беном Аффлеком в главной роли. Удачно попробовал он себя и в качестве бизнесмена, основав с друзьями компанию по производству текилы, а спустя несколько лет продав ее за сотни миллионов долларов. 

Впрочем, отношение Клуни к деньгам – тема не для слухов, а для легенд. Сколотив состояние собственным трудом, он, как говорят, не вложил ни доллара в ценные бумаги, веря, что тратить вправе лишь то, что заработал, и славится невероятной щедростью. Друзья Джорджа рассказывают, как после съемок «Гравитации», получив процент от кассовых сборов, актер пригласил на вечеринку тех, кто поддерживал его в юности, когда он был на мели и перебивался случайными заработками. Он подарил каждому из 14 гостей по чемодану с миллионом долларов наличными! 

Сам Клуни, истинный джентльмен, эту историю не комментирует. Достоверно известно лишь, что к друзьям Джордж относится, как к членам семьи и всегда охотно помогает: делом, советом, деньгами, а то и починкой автомобиля, у которого что-то подозрительно застучало под капотом. Даже сейчас, на пике популярности, актер не прочь отремонтировать вышедшие из строя вещи.

В ноябре 2020 года Джордж Клуни был признан «Мужчиной года», по версии журнала GQ, а в мае 2021-го отпраздновал 60-летие. Успешный творческий человек, счастливый муж и заботливый отец, с годами он становится лишь обаятельнее. «Раньше я работал только над кино, а теперь, с обретением семьи – еще и над собственной жизнью», – признается он, и, судя по улыбке, эта ноша его радует. 

В интервью Джордж Клуни рассказывает об умении принимать себя в любом возрасте, исландском холоде и секретах сохранения тепла домашнего очага. 

В нынешнем году Вам исполнилось 60 лет. Ваше отношение к возрасту с годами меняется?

Я из тех, у кого нет внутреннего ощущения возраста – а в таких случаях человек ориентируется на одно из двух: либо на цифру в паспорте и связанные с ней собственные представления, порой чуть ли не фантастические, либо на свое самочувствие. Когда мне не было и 40, я принадлежал к первой категории: мне казалось, что 50 лет – это чудовищно много, что это глубокая старость, дряхлость и едва ли не порог смерти. Теперь, когда мне 60, я перешел во вторую категорию.

Я на собственном опыте убедился, что возраст – не повод ставить на себе крест. Если он не сказывается на здоровье, и ты не становишься обузой для себя или близких, то отходить от привычных дел не нужно. Сейчас я веду намного более активный образ жизни, чем в 40 или даже в 30 лет; я не намереваюсь уходить из профессии, поддерживаю физическую форму, к тому же впервые в жизни забочусь о семье, где двое маленьких детей, а это само по себе придает сил и ко многому обязывает. 

Вышедший в конце прошлого года фильм «Полночное небо», где Вы сыграли одну из главных ролей и выступили в качестве режиссера, вошел в список десяти лучших фильмов года, по версии Национального совета кинокритиков США, и был номинирован на «Оскар». Какие впечатления остались у Вас от этой работы?

Этот проект – пожалуй, самый ответственный из всех, за которые я когда-либо брался: нам со съемочной командой предстояло воссоздать космический корабль, полярную станцию, целый мир будущего, продумав в нем каждую мелочь. К тому же часть действия происходит за Полярным кругом, и я решил не ограничиваться студийными эффектами, чтобы передать непогоду и царящий вокруг холод. 

Знаете, я ведь даже грим не особо признаю: на мой вкус, на экране он выглядит ненатурально. В молодости доходило до того, что, если по сценарию у моего героя должен был быть «фонарь» под глазом, я сам себе этот фингал и ставил – для пущей убедительности. Так что я настоял на том, чтобы проводить съемки в Исландии, среди снегов. 

Намерзлись мы там знатно. Первым же порывом ветра (а он там дует со скоростью 70 км/час) нас едва не сбило с ног. Мороз сорокаградусный…  Я до тех пор и не представлял, что воздух может быть настолько холодным, что его никак не получается вдохнуть! Сам себя спрашивал: неужели я себя загнал сюда добровольно? Но, увидев результат, понял, что наши мучения того стоили. 

Мне хотелось достичь ощущения нереальности происходящего на экране – того, что возникает на границе сна и яви, когда не можешь понять, что действительность, а что лишь плод воображения. Зрители его отмечают, а значит, это мне удалось. 

К тому же жизнь внесла коррективы, не предусмотренные сценарием: фильм вышел посреди пандемии, и люди, насидевшись в локдауне и измотанные ожиданием плохих новостей, усмотрели в нем то, что оказалось созвучно их настроению – невозможность оказаться рядом с теми, кто им дорог, поддержать их, обнять. Мне же в нем ближе всего переживания моего героя, который, с одной стороны, готов на всё, чтобы спасти близких, с другой – терзается оттого, что вся планета вот-вот перевернется вверх тормашками.

А как Вы сами пережили локдаун?

К счастью, ни я, ни мои близкие от инфекции не пострадали. А что до запретов покидать дом… Знаете, в доме, особенно с двумя маленькими детьми, всегда найдется, что чинить, мыть и приводить в порядок. 

Я люблю работать руками – это для меня своего рода медитация, ремонт позволяет обрести равновесие. К тому же я долго жил один, а в молодости еще и денег не хватало – тут что угодно научишься чинить. Во время карантина я обработал деревянную мебель в доме, обнаружив несколько завалявшихся банок морилки. Сделал ограду вокруг двора, чтобы наш сенбернар случайно не выбежал. Починил швейную машинку моей ассистентки – она знает, что я люблю шить и с машинками обращаться умею. Я и детям шью. Жена только мне доверяет зашивать разошедшиеся швы на любимых платьях. И посуду мою, и детские вещи стираю, и стричь умею – и себя, и детей. Не помню, когда я в последний раз был в парикмахерской – зеркала и машинки для стрижки мне достаточно. 

Друзья шутят, что меня надо брать на необитаемый остров: я и колодец вырою, и костер разведу. Эх, просто не видели они, насколько я не дружу с компьютером! Стоит ему зависнуть, тут же «зависаю» за ним и я. (Смеется.)

Вы упомянули, что долго жили в одиночестве. Как чувствуете себя в роли главы семейства?

Не могу сказать, что одинокая жизнь причиняла мне особые страдания, хотя иногда ловил себя на том, что превращаюсь в трудоголика, стремясь до отказа заполнить съемками каждую минуту, чтобы не ощущать внутреннюю пустоту и не думать о ней. Сходиться с кем-то формальности ради, не испытывая ничего, кроме поверхностной симпатии, мне казалось глупым и не вполне честным – даже по отношению к себе. Отцовство для меня тоже не было самоцелью: я не относился к людям, для которых существование без детей лишено смысла. Но, встретив Амаль, я осознал, насколько моя жизнь еще недавно была бессодержательна. Понял, что инстинктивно ищу безусловной любви, принятия, чувства дома – того, чего ни карьера, ни искусство, ни слава, ни деньги принести не могут. Для этого нужны по-настоящему близкие люди. И в этом мы с Амаль совпали. 

С появлением на свет близнецов я еще раз прочувствовал, насколько насыщеннее становится жизнь, когда воспитываешь детей с женщиной, которой восхищаешься и безоговорочно доверяешь. 

Вы с Амаль вместе с 2014 года. Всё это время на совместных фотографиях лучитесь счастьем, как в первый день знакомства. Что помогает столько лет сохранять свежесть чувств?

Мы с Амаль в некотором смысле старомодны, и оба любим письма, обычные, в конвертах, которые с пришествием интернета большинство людей отправляют всё реже, и которые нам безумно нравится писать и получать. У нас дома хранятся письма от Пола Ньюмана и Грегори Пека. Я поместил их в рамки под стекло и повесил на стенах, чтобы они радовали глаз. 

Так вот, с самого начала нашего общения с Амаль мы, даже ежедневно видясь, стали писать друг другу письма – на бумаге, от руки, какие веками писали влюбленные, рассказывая о своих чувствах. То я напишу письмо и как бы невзначай оставлю его на рабочем столе Амаль, то она «забудет» конверт с признанием под моей подушкой. 

Мы одновременно пришли к мысли, что напечатанный текст таких ярких чувств, как рукописный, не вызывает. Возможно, у поколения, пользующегося гаджетами чуть ли не с рождения, такое ощущения не возникнет, но нас греет сама мысль, что кто-то написал это письмо, прикасаясь к бумаге, тщательно обдумывая каждую фразу перед тем, как она запечатлеется на листе, где ее, в отличие от экрана, не исправить и не стереть незаметно для собеседника. Знаете, это способ обмениваться частичками жизни. 

Перевод с англ.яз. 
Тамара Иванова



читайте также
SQL exec time = 0.86638927459717